Умерла Катажина Мелох
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
Новости региона Читальный зал
    Мировые новости
    Наша деятельность Комментарии и анализ
      Мониторинг ксенофобии Контакты
        Наиболее важные новости
          Лента новостей | Рубрики

          Мировые новости

          Умерла Катажина Мелох

          Фото со страницы в Facebook

          Умерла Катажина Мелох

          30.07.2021, Холокост

          Музей польских евреев в Варшаве «Полин» с глубокой печалью сообщает о смерти Катажины Мелох (1932–2021), выжившей в Холокосте, члена Ассоциации деткй Холокоста, журналиста.

          Ее чудесной и эпохальной была редакторская работа (совместно с Halina Szostkiewicz) над публикациями воспоминаний «Дети Холокоста говорят…», документально подтверждавших историю трагедии и личные переживания.

          Светлая память!

          Приводим отрывок из онлайн книга «Дети Ирены. Драматическая история женщины, спасшей 2500 детей из Варшавского гетто»:

          Среди прочих во время облав на Электоральной улице поймали и десятилетнюю девочку. Катажина Мелох к тому времени уже стала сиротой. Ее отец Максимилиан погиб в 1941 году, когда нацисты оккупировали Белосток. К тому моменту немцы и Советы уже воевали друг с другом. Катажина и ее родители, у которых были советские паспорта, могли бы бежать. Но девочка в июне находилась в летнем лагере, и Ванда не могла уехать без нее. Максимилиана призвали на фронт, где он и погиб, а Катажину вместе с матерью и другими евреями немцы поместили в городское гетто. Посреди ночи Ванда то и дело будет трясти спящую дочь, спрашивая ее: Ты помнишь? Девочка знала ответ наизусть: Улица Электоральная, 12. Это был адрес семьи ее матери в Варшаве. Ты должна будешь найти дорогу туда, если со мной что-то случится. Если останешься одна, вспомни о своем дяде.

          И однажды это случилось. Ванда видела, как меняется Белосток, и ей не нравились эти перемены. Советы теперь были врагом Германии, и немцы активно разыскивали коммунистов. Наконец они пришли и за Вандой. «Коммунистка», – сказал гестаповец, тряся ее паспорт203. И затем, дочитав до конца: «А, ну и конечно, еврейка!» Ванда умоляла его оставить их в покое. Ей было плевать на политику, она всего лишь хотела спасти свою дочь. «Я обычная мать, поймите», – умоляла она его. Но гестаповец приказал посадить ее в коляску мотоцикла, и больше Ванду не видел никто. Катажину забрали в приют в гетто, и она последовала наставлениям матери. Девочка написала письмо своему дяде, Яцеку Голдману, и семья матери забрала ее в варшавское гетто. Зимой 1941/42 года Катажина в одиночку совершила путешествие из Белостока в Варшаву.

          К маю 1942 года, когда Катажине исполнилось десять лет, он жила в варшавском гетто в переполненном доме, который занимала семья ее дяди Яцека и бабушка Микелина. У Катажины не осталось ни матери, ни отца, поэтому в день ее рождения праздник устроил дядя Яцек – на крыше сожженного здания госпиталя Святого Духа, где тридцать два года назад на свет появилась Ирена и где когда-то работал Станислав Кшижановский.

          Однако к августу в той квартире семьи уже не было. Дядя Яцек нашел им всем убежище в дымоходе среди руин госпиталя, где немцы не смогли бы их найти во время депортации. Утром 14 августа Катажина должна была прятаться именно здесь. Но ей было всего десять, и вместо этого она играла в камешки с другими детьми. Внезапно Катажину заметили еврейские полицейские, решив, что она легкая мишень. Один из них грубо схватил девочку, она отчаянно закричала. Но мужчина, крепко держа ее, потащил плачущую Катажину к стоящей неподалеку группе детей и женщин, предназначенных к отправке на Умшлагплац.

          Прячась среди осыпавшихся кирпичей и последних пожитков семьи, Микелина услышала испуганные крики внучки. Но что она могла сделать? Женщина осторожно, тихо вышла из тени. Она работала в еврейском госпитале, а значит, находилась под защитой юденрата. Отпусти ребенка. У нее есть документы. Полицейский взглянул на пожилую женщину и отвернулся без всякого интереса. Микелина уже лишилась Ванды. Но дочь Ванды она не может позволить себе потерять. Микелина быстро поймала взгляд Катажины. Где-то вдалеке послышался шум. Когда мужчина на мгновение отвернулся, Микелина энергичными жестами показала внучке: Беги! Беги быстро! И Катажина побежала. Оттуда, где она спряталась среди груды кирпичей и искореженного металла, она наблюдала, что будет дальше. Вместо нее полицейский командир крепко схватил Микелину и толкнул ее, упирающуюся, к общей группе, отправляемой на железнодорожную платформу.

          На Умшлагплац Микелина сразу оказалась среди разгоряченной и напуганной толпы и долго ждала на солнцепеке. Затем среди колючей проволоки она неожиданно увидела белый халат и человека со знакомым лицом. Это мог быть Нахум Ремба, но с еще большей вероятностью его коллега Ала. В следующее мгновение Микелина почувствовала, что ее подталкивают в сторону временной клиники. Позднее она сама не могла сказать, как так получилось, но, когда вечером поезда отправились в сторону Треблинки, Микелины в них не было. К утру она уже вернулась к дымоходу, в котором пряталась.»

           

          Наверх

           
          АДЛ: каждый пятый геймер-еврей в США сталкивался с онлайн-антисемитизмом
          20.09.2021, Антисемитизм
          В Амстердаме открыли Национальный мемориал имен Холокоста
          20.09.2021, Холокост
          Убийца, совершивший нападение на синагогу в Калифорнии, будет приговорен к пожизненному заключению
          20.09.2021, Антисемитизм
          Число новых репатриантов из России и Украины заметно снизилось
          20.09.2021, Репатриация
          Допрос 150 хасидов, прибывших из Умани отменен
          20.09.2021
          Иосиф Зисельс выступил в Нью-Йорке на конференции «Тридцатилетняя ретроспектива украинской независимости»
          19.09.2021, Евреи и общество
          New York Times: израильский робот-убийца убил главу ядерной программы Ирана
          19.09.2021, Израиль
          В Германии силы безопасности предотвратили теракт в синагоге
          17.09.2021, Израиль
          В Кельн доставили указ Константина Великого от 321 года – первое письменное свидетельство о жизни евреев в Центральной Европе
          17.09.2021, История
          Гмар хатима това!
          15.09.2021, Традиция
          Все новости rss