Мой народ
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
Новости региона Читальный зал
    Мировые новости Наша деятельность
    Комментарии и анализ
      Мониторинг ксенофобии Контакты
        Наиболее важные новости

          Комментарии и анализ

          Мой народ

          Фото со страницы Радио Свобода

          Мой народ

          18.12.2018

          18 декабря – международный день мигранта.

          Чешский тележурналист, снимавший меня для передачи «Вавилон», спросил, где я чувствую себя дома. Я задумался и не смог сразу ответить. Точнее, я ответил, но как-то смазано, хотя и искренне: мол, я человек-транзит, сменил пять стран, полдюжины городов и чувствую себя дома только в гостинице. Я не уточнил, что к гостиницам у меня отношение американское. Тоньше всех природу гостиничной жизни, мне кажется, понимают американцы. Я вспоминаю книги Фитцджеральда, Сэлинджера, Капоте: в их прозе гостиницы, мотели, пансионы – это перевалочные пункты между жизнью и смертью. Герои американских книг лихорадочно трахаются, умирают, убивают, кончают с собой чаще всего в отелях. Так завершается американское путешествие. Постояльцы регистрируются в гостиницах, чтобы после расстаться с жизнью навсегда. Недаром американское выражение check out означает не только «выписаться», но и «умереть».

          Про старые церкви говорят – «намоленные». Дом тоже надо «надышать». Это работа нескольких поколений. Работа неустанная. XX век радикально изменил представление о доме, сам образ дома. Революционеры в коричневых и черных рубашках, в комиссарских кожанках не оставили от дома камня на камне. Миллионы людей переселились в котлованы социалистических строек, в бараки Дахау, газовые камеры Освенцима, а выжившие разбрелись по коммуналкам. Целые народы выселяли из домов их предков, а опустевшие дома заселяли безликими массами.

          В самом начале пятидесятых годов прошлого века в международном праве появился термин «перемещенные лица» (DP): их счет шел на миллионы. Это были люди, которых вторая мировая война лишила дома и родины. У Анны Ахматовой есть такие стихи:

          Нет, и не под чуждым небосводом,
          И не под защитой чуждых крыл, - 
          Я была тогда с моим народом,
          Там, где мой народ, к несчастью, был.

          Стихи, как и время, в котором жила поэтесса, – патетичные. Анна Ахматова не любила эмигрантов. Бог ей судья. У меня совсем другое понимание дома и другое чувство национальной близости. Без всякой патетики, но не без гордости я могу назвать народ, к которому я принадлежу уже сорок лет. Мой народ – это перемещенные лица, полит- и просто эмигранты, беженцы, бродячие собаки Европы. Я – патриот.

          Игорь Померанцев

          facebook.com

          Наверх

           
          В Румынии проходит первый саммит уполномоченных по борьбе с антисемитизмом
          18.06.2019, Антисемитизм
          В Швейцарии почтили память польского посла, спасавшего евреев от Холокоста
          18.06.2019, Холокост
          Во французском городе Труа открылся конгресс женщин-раввинов
          18.06.2019, Религия
          Директор Еврейского музея высказался в «Твиттере» в пользу BDS и уволился
          18.06.2019, Антисемитизм
          Экс-глава МВД Греции получил диплом Праведника народов мира за своего отца
          18.06.2019, Холокост
          Во Франции умер известный композитор Юлий Гальперин
          18.06.2019, Культура
          В Израиле совершен «важнейший акт поселенческого движения и сионизма»
          17.06.2019, Израиль
          У штаб-квартиры ООН посадили дерево в честь Анны Франк
          17.06.2019, Международные организации
          Израиль станет самым густонаселенным государством на планете
          17.06.2019, Израиль
          В Варшаве почтили память жертв нацистских концлагерей
          14.06.2019, Холокост
          Все новости rss