Эммануил Диамант: Бабий Яр – это память о чем? это чья память?
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
Новости региона Читальный зал
    Мировые новости Наша деятельность
    Комментарии и анализ
      Мониторинг ксенофобии Контакты
        Наиболее важные новости

          Комментарии и анализ

          Эммануил Диамант: Бабий Яр – это память о чем? это чья память?

          Э. Диамант на митинге Бабьем Яру 24 сентября 1966 г.

          Эммануил Диамант: Бабий Яр – это память о чем? это чья память?

          29.06.2020, Холокост

          В Киеве вот уже несколько месяцев не утихают страсти вокруг так называемого проекта «Мемориальный центр Холокоста Бабий Яр». Считается, что это связано с назначением кинорежиссера Ильи Хржановского новым художественным руководителем проекта, но на самом деле это назначение сопровождалось значительными кадровыми перестановками в составе руководства проекта, что само по себе свидетельствует о каких-то серьезных проблемах, о «смене вех» внутри проекта. Инициированный в 2016 году группой российских бизнесменов (Михаил Фридман, Павел Фукс и Герман Хан) и ими же финансируемый, проект всегда вызывал подозрения и напряжения в украинском обществе. Но на этот раз, судя по всему, это не просто подозрения и опасения – это война. Война жестокая, беспощадная, но бесплодная и напрасная.

          Вы помните, Вы все, конечно, помните…

          Падение тоталитарных коммунистических режимов в Центральной и Восточной Европе сделало возможным неизбежное переосмысление и переосознание того исторического опыта, которое пережило человечество в XX веке.

          Самым существенным и значительным вкладом в это переосмысление явились резолюции и рекомендации, принятые Европейским парламентом, или, точнее – Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ), начиная с 1996 г. и до наших дней.

          Резолюции ПАСЕ не являются чем-то обязательным к исполнению. Они носят рекомендательный характер и могут рассматриваться лишь как руководство к действию, как советы национальным правительствам, парламентам, кабинетам министров, политическим партиям и другим общественным институтам. Только после того, как эти рекомендации обсуждены, одобрены и приняты национальными парламентами государств, они становятся законами, обязательными к исполнению на территории этих государств. Тем не менее, вопросы, которые поднимаются и обсуждаются в декларациях ПАСЕ, часто являются той основой, на базе на которой формулируются различные правовые инструменты, определяющие основные принципы европейского мироустройства и миропорядка.

          Наиболее важные тезисы, введенные в обиход рекомендациями ПАСЕ, могут быть описаны следующим образом:

          – Падение тоталитарных коммунистических режимов в Центральной и Восточной Европе не во всех случаях сопровождалось международным расследованием совершенных ими преступлений. Более того, виновники этих преступлений не были преданы суду международного сообщества, как в случае со страшными преступлениями, совершенными во имя национал-социализма (нацизма;

          – доминирующим историческим опытом Западной Европы был нацизм, в то время как страны Центральной и Восточной Европы испытали и коммунизм и нацизм;

          – Ассамблея убеждена в том, что знание истории – это одно из необходимых условий для предотвращения подобных преступлений в будущем. Более того, моральная оценка и осуждение совершенных преступлений играют важную роль в воспитании молодых поколений. Четкая позиция международного сообщества в отношении прошлого может стать ориентиром для их будущих действий;

          – Вторая мировая война, самая разрушительная война в истории Европы, была начата как прямой результат пресловутого нацистско-советского договора о ненападении от 23 августа 1939 года, известного также как пакт Молотова-Риббентропа, и его секретных протоколов, в соответствии с которыми два тоталитарных режима разделили Европу на две зоны влияния;

          – преступная суть нацистской политики и действий была неопровержимо доказана и безоговорочно осуждена Международным военным трибуналом в Нюрнберге в 1945-46 гг. Ключевые деятели нацистской партии и госаппарата были признаны виновными в массовых преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечества. Основные элементы нацистской машины массовых убийств, например, «корпус политических руководителей» нацистской партии, гестапо, СД и СС были объявлены преступными организациями;

          – между нацизмом и коммунизмом есть существенное сходство с точки зрения их ужасающего характера и их преступлений против человечности;

          – все без исключения тоталитарные коммунистические режимы, правившие в Центральной и Восточной Европе в прошлом веке и по-прежнему находящиеся у власти в нескольких странах мира, характеризовались массовыми нарушениями прав человека. Эти нарушения были различны в зависимости от культуры, страны и исторического периода, включали в себя индивидуальные и коллективные убийства и казни, смерти в концлагерях, голод, депортации, пытки, подневольный труд и другие формы массового физического террора, преследования на этнической и религиозной почве, нарушения свободы совести, мысли и выражения мнений, свободы печати, отсутствие политического плюрализма;

          – кроме того, Ассамблея призывает все коммунистические или посткоммунистические партии в государствах-членах пересмотреть историю коммунизма и свое собственное прошлое, четко дистанцироваться от преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами, и однозначно осудить их, если до сих пор это не было сделано;

          – (Ассамблея) выражает обеспокоенность по поводу дальнейшего использования в обществе символов тоталитарных режимов в различных сферах и в коммерческих целях, и напоминает, что ряд европейских стран запретили использование как нацистской, так и коммунистической символики; 

          – в то же время также важно помнить тех, кто активно выступал против тоталитарного правления и кто должен занять свое место в сознании европейцев как героев тоталитарного века из-за их преданности, верности идеалам, чести и мужества. 

          Так выглядит краткий набор цитат из резолюций и деклараций Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Еще раз хочу напомнить, что резолюции ПАСЕ не являются чем-то обязательным к исполнению. Они носят рекомендательный характер и могут рассматриваться лишь как руководство к действию, как рекомендации для национальных правительств, парламентов, кабинетов министров, политических партий и других общественных институций.

          Узнай родная мать, узнай жена-подруга…

          Хотя резолюции и декларации ПАСЕ носят рекомендательный характер, многие страны Восточного блока немедленно сделали их частью своего законодательства. Только несколько стран заняли резко отрицательную позицию – Россия, Израиль и Украина (до Майдана, до закона 2015 г). (Согласно Википедии, восемь стран бывшего Советского блока приняли законы, соответствующие рекомендациям ПАСЕ).

          В России резолюции ПАСЕ с самого начала были восприняты как оскорбление в адрес России и как попытка ревизии истории. «С нарастающей тревогой наблюдая за перекосами в освещении Великой Отечественной войны на Западе, считаем абсолютно недопустимым изображать битву с нацизмом и фашизмом «схваткой двух человеконенавистнических режимов», отрицать справедливый, освободительный характер этой войны для наших народов, пытаться представить миссию Красной Армии, освободившей одиннадцать стран Европы, «советской оккупацией». Проповедь доктрины «равной ответственности нацистского и советского режимов» за развязывание Второй мировой войны не имеет ни исторических оснований, ни морального оправдания».

          Противопоставляя Европейскому парламенту свое понимание истории, Россия не ограничивалась одной лишь пропагандистской риторикой. Наступление на попытки Европарламента переосмыслить свое вчерашние прошлое шло на самом высоком законодательном уровне: Указ Президента Российской Федерации от 15.05.2009 г. № 549 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России».

          14 февраля 2012 года указ 2009 года о создании комиссии был отменен президентом Медведевым, и комиссия, соответственно, прекратила существование (Указ Президента Российской Федерации от 14.02.2012 г. № 183 утратил силу). Но на смену ему пришел Указ Президента Российской Федерации от 31.12.2015 г. № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».

          Почти одновременно с этими указами вносятся поправки и изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, которые криминализируют такие деяния, как «реабилитация нацизма», «отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников», «фальсификация истории», «а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны».

          Действия, подпадающие под эти параграфы указа: «… наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок».

          Как уже было сказано, эти попытки отказаться от пересмотра и переоценки своего коммунистического прошлого характерны, главным образом, только для России. Украина, как и многие другие постсоветские государства, пошла своим путем – в июле 2015 г. в Киеве был принят Закон № 595-VIII от 14.07.2015 «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики».

          Законом торжественно провозглашалось: «С целью недопущения повторения преступлений коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов, любой дискриминации по национальному, социальному, классовому, этническому, расовому или другому признаку в будущем, восстановления исторической и социальной справедливости, устранения угрозы независимости, суверенитета, территориальной целостности и национальной безопасности Украины… принимает настоящий Закон, которым осуждает коммунистический и национал-социалистический (нацистский) тоталитарные режимы в Украине, определяет правовые основы запрета пропаганды их символики и устанавливает порядок ликвидации символов коммунистического тоталитарного режима.» Что может быть точнее и однозначнее этого заявления!

          Вот кто-то с горочки спустился…

          Принятие Верховной радой закона № 595-VIII от 14.07.2015 было однозначно воспринято Россией как вызов, как выпад, как еще один акт противостояния в необъявленной войне Украины с Россией. Немедленным ответом на этот вызов был, объявленный тремя российскими бизнесменами (Михаилом Фридманом, Павлом Фуксом и Германом Ханом) и подписанный 29 сентября 2016 года, проект создания «Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр».

          Ни у кого никогда не было сомнений, что за всей этой инициативой и всеми ее дальнейшими пертурбациями стояли (и стоят) российские государственные институты во главе с персонифицирующими их политическими и общественными лицами.

          Безусловно, все они уверены и убеждены, что лейтмотивом будущего проекта должно быть положение о том, что память о Бабьем Яре это память о жертвах немецко-фашистских захватчиков во время оккупации Киева в 1941–1943 гг., (в годы Великой отечественной войны). Ни о каких преступлениях советской власти в последующие за этим годы (с их точки зрения) речи быть не может.

          Вот фрагмент декларации, подписанной 29 сентября 2016 г., и повторяющийся почти дословно во многих более поздних «заявлениях о намерениях и целях»: «Целью создания мемориального центра является увековечивание памяти всех казненных нацистами в Бабьем Яру, а также информирование мирового сообщества о массовых убийствах евреев на территории Украины и всего бывшего Советского Союза, что до сих пор недостаточно осознанно в мире».

          Декларации декларациями, но их реализация всегда должна опираться на определенный взгляд, подход, концепцию, которые определяют, как и каким образом эти декларации будут реализованы. С этой целью, Научным Советом Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» был подготовлен «Базовый исторический нарратив» проекта, [15], который «предоставил историографические советы по истории и контексту массовых убийств в Бабьем Яру в период 1941–1943 годов».

          Я так долго и настойчиво цитирую заявленные цели и намерения проекта, чтобы вам было легче понять – эти цели и намерения проекта противоречат тому, о чем уже многие годы настаивает Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ). (С кратким перечнем этих «наставлений» вы могли познакомиться выше).

          В тоже самое время, заявленные цели и намерения проекта удивительно ладно совпадают с основными требованиями Российского законодательства и российским пониманием итогов Второй Мировой войны. Т. е., признание главенства приговоров Международного военного трибунала в Нюрнберге, отрицание совместной ответственности нацистской Германии и Советского Союза за развязывание Второй Мировой войны, отрицание ответственности за «преступления, совершенные против человечества коммунистами, нацистами и другими диктатурами (в годы войны)».

          Требование согласованности проекта Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» с решениями Нюренбергского трибунала есть, на самом деле, лукавое требование – на Нюренбергских процессах вопросы Холокоста не обсуждались и даже самого понятия «Холокост» еще не существовало. Ни в годы войны, ни после войны никакой речи о Холокосте не было. (Евреев убивали, это да, но в 40-х годах Холокостом это не называлось).

          На Нюрнбергских процессах 1949 г., упоминалось, правда, «о планах окончательного решения еврейского вопроса». Но это касалось только европейских евреев, к советским евреям это отношения не имело и не могло иметь – все еврейские могилы на территории СССР (Бабий Яр, Дробицкий Яр, Змиева балка, Минская Яма, 9-й форт, Понары, Румбула) – все это было (еще в 1942 г) объявлено могилами советских граждан и на Нюрнбергских процессах упоминалось только в контексте преступлений против населения Советского Союза.

          Понятие «Холокост», в смысле уничтожения еврейского населения Европы, появилось только в 60-х годах прошлого столетия (только на процессе Адольфа Эйхмана в Иерусалиме). С падением Советской власти (и даже несколько раньше, уже в годы перестройки) понятие Холокост начинает появляться и использоваться уже и в советском лексиконе. А к концу столетия приобретает свой нынешний расширительный смысл, как преследование и геноцид многих наций и нацменьшинств в ходе Второй мировой войны.

          Поэтому, рассказ о Бабьем Яре как о Холокосте 41–42 г. стал общепринятой формой постсоветского представления истории Второй мировой войны (в России, в Украине и в Израиле). Поэтому, организаторы и вдохновители проекта Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» лукаво сводят разговор о Бабьем Яре к разговору о Холокосте и преступлениях против человечества, совершенных гитлеровской Германией в годы войны. Что удивительно точно совпадает с Российским (Путинским) пониманием причин и самой истории Второй Мировой Войны, и ответственности за преступления против человечества в годы этой войны. А это совершенно не совместимо с современным пониманием этих вещей, выраженным в многочисленных резолюциях Европейского парламента.

          Вот это-то (Путинское) понимание Холокоста организаторы и вдохновители проекта готовы навязать и успешно навязывают Украине. Даже высоконаучный Базовый нарратив не может (или не хочет) противостоять этому навязыванию – Немцы орудовали в Бабьем Яру два года, а Советская власть орудовала в Бабьем Яру пятьдесят лет. Немецкому Холокосту отведено в Нарративе 186 страниц (46–232), а советскому Холокосту отведено всего 6 страниц (232–238).

          Карел Беркгоф может сегодня что угодно говорить о смене «морального компаса» проекта, но «Базовий історичний наратив Меморіального Центру Голокосту «Бабин Яр», писал он. Этот Нарратив устраивал и прежнее руководство проекта, и в нынешнем руководстве все наперебой клянутся следовать ему неуклонно. Поэтому скандал, связанный с какими-то перестановками в проекте, можно считать просто очередным отвлекающим маневром. Смысл и цели проекта от этого не меняются.

          До нас в науку – ми навчим!

          То, как легко украинская общественность «повелась» на Хржановского, говорит только о том, что в украинском обществе процессы переосмысления и переоценки итогов ХХ века еще далеки от своего завершения, может быть, еще только-только начинаются. В своем недавнем обращении к Правительству, украинская интеллигенция совершенно справедливо требует положить конец российскому вмешательству и подчинить руководство реализацией проекта государственным институциям. Но говоря о проекте, организаторы обращения повторяют общепринятые и усвоенные еще с советских времен стандарты и штампы: Бабий Яр – это Холокост, Бабий Яр – это жертвы времен немецкой оккупации:

          «Увековечение памяти жертв Холокоста, одним из символов которого является Бабий Яр, а также других жертв Бабьего Яра – ромов, пациентов психиатрической больницы, заложников, военнопленных, участников украинского национального и советского движений Сопротивления, – является делом государственной важности, а создание национального мемориала должно стать задачей всего общества при государственном финансировании и системной поддержке высших государственных институций».

          В советские годы даже имя Бабьего Яра уже публично не упоминалось. Но рухнула Советская власть, и оказалось, что все не так, что все прекрасно знают и помнят, что такое Бабий Яр и что за этим стоит.

          Столкнувшись с этим феноменом, Европейский парламент когда-то уже высказался по этому вопросу: «… также важно помнить тех, кто активно выступал против тоталитарного правления и кто должен занять свое место в сознании европейцев как героев тоталитарного века из-за их преданности, верности идеалам чести и мужества».

          Память о Бабьем Яре сохранилась в сознании поколений благодаря самоотверженной борьбе за это определенной группы людей, которые считали своим долгом охрану и защиту этой памяти от преступных намерений и действий Советской власти. У этой группы есть имя и есть своя история. Называется она – Движение еврейского национального возрождения. Ни в Базовый нарратив Мемориального центра «Бабий Яр», ни в программу исследований существующих и будущих институтов национальной памяти описание и изучение деятельности этой группы не входит. Что само по себе очень странно, потому что любое прикосновение к советскому периоду Бабьего Яра сталкивается прежде всего с актами противостояния и жестокой борьбы советской власти именно с активистами этого национального движения советских евреев.

          Это перманентное умалчивание иногда объясняется тем, что у историков нет соответствующей документальной базы, на основе которой они могли бы проводить свои замечательные исследования. А между тем, это не так – постсоветская историография по этому вопросу существует и находит, когда хочет и когда считает это для себя нужным, соответствующие архивные документы и материалы. Я знаком, по крайней мере, с двумя монографиями, опубликованными еще в начале этого века: Людмила Алексеева, 2001 и Олег Бажан, 2004.

          У Алексеевой есть указание, что в Киеве до середины 80-х годов прошло 10 судебных процессов против активистов еврейского национального возрождения, против защитников Бабьего Яра. У Бажана есть даже поименный список лиц, подвергшихся административным преследованиям в это время. Но оказалось, что список этот весьма приблизительный, недостоверный. Я попытался восстановить имена истинных фигурантов киевских процессов, но преуспел только частично, нашел (из Израиля) лишь 8 человек из этого списка, (и опубликовал это).

          У Бажана я нашел и, упомянутое в соответствующем контексте, мое имя. Я был этому очень рад, потому что после этого можно было больше не оправдываться и не доказывать каждый раз, что у тебя есть право что-то там такое помнить и даже при случае что-то говорить об этом вслух. Так я и начал с тех пор «выступать» в печати – в 2006 г. опубликовал свои первые заметки, в 2011 г., когда появились новые архивные документы, опубликовал еще один вариант этих заметок. В 2016 г., когда были открыты и стали доступными архивы КГБ, подготовил и опубликовал самую большую документальную подборку о «неизвестном» Бабьем Яре.

          К моему удивлению и огорчению, эти публикации остались незамеченными и на читающую публику никакого впечатления не произвели. Однако, при более внимательном рассмотрении это выглядело не так уж однозначно: киевский еврейский журнал «Егупец» отказался в 2011 г. печатать у себя мои заметки (до закона 2015 г. оставалось еще четыре года, о памяти Бабьего Яра у них были тогда свои соображения). Московский Фонд Холокост – да, опубликовал материалы 2011 и 2016 г. Но как только г-н Альтман стал советником Базового нарратива, доступ к этим материалам был заблокирован. (На мои вопросы и запросы ни Альтман, ни правление Фонда Холокост не отвечают). Материал 2016 г. был опубликован в «Мастерской», а также киевской газетой «Хадашот. В Израиле, в интернет-журнале «Мы Здесь», была опубликована только часть материала (4 из 8 разделов). Вообще, в Израиле ни один издательский дом не готов был напечатать-перепечатать эти материалы. Ни одна институция, занимающаяся историей восточно-европейского еврейства, (а таких в Израиле пруд пруди – Центр Камингса при Тель-Авивском университете, Центр Кантора при Тель-Авивском университете, Центр Гольдштейна-Горина при Тель-Авивском университете, Бен-Цион Динур Центр исследования евреев Восточной Европы в Иерусалиме, Центр исследования и документации еврейства Восточной Европы при Еврейском университете в Иерусалиме, Центр Леонида Невзлина, Яд Вашем и др.) не согласились принять и сохранить у себя эти материалы.

          Вообще, позиция Израиля в вопросах сохранения памяти о событиях Второй мировой войны необъяснима и непостижима. Еще в 2008–2010 гг., после резолюций Европарламента об ответственности нацистского и советского режимов за развязывание Второй мировой войны, по Европе прокатилась волна демонтажа и разрушения «памятников Алеше» – советскому воину-освободителю. (В Грузии даже взорвали такой памятник). В Израиле в это же самое время решили установить памятник Красной Армии, и в 2012 г. такой памятник торжественно открыли. В присутствии самого Путина и лучших людей израильских властей предержащих. 
          Вопреки рекомендациям Европарламента о запрете публичного использования нацистской и коммунистической символики;  израильский парламент принял закон, по которому 9 Мая объявляется официальным праздником в Израиле. (На самом деле, это была последовательность законов 1999, 2008 и 2017 гг., по которым празднование 9 мая все более и более приближалось к московским стандартам праздника. А уж там советская символика – «утро красит нежным светом» – повсюду и всегда).

          В духе этого же трогательного единства, премьер Израиля Биньямин Нетаньяху был почетным гостем Путина на Параде Победы в 2018 году. Других зарубежных лидеров там не было (если не считать Александра Вучича, президента Сербии).

          Но самой замечательной демонстрацией российско-израильского взаимопонимания и сотрудничества по вопросам памяти о Холокосте был, конечно, Форум памяти Холокоста в Иерусалиме в январе 2020 г. По этому случаю, был в Израиле открыт еще один памятник советским жертвам войны (ленинградским блокадникам). С телевизором, корреспондентами, правительственными делегациями, и заплаканными (но бодрыми и не стареющими) ветеранами, и, конечно же, с дорогим и любимым президентом Путиным. Был Форум «в мясе, в апогее», но кончилось все большим скандалом, когда организаторам Форума из Яд Вашема пришлось публично извиняться перед всем миром «за искажения истории войны в пользу СССР».

          В этой атмосфере всеобщего вранья и лицемерия, что могут сказать израильские представители и консультанты в защиту идей и концепций Мемориального комплекса Холокоста «Бабий Яр»? Ничего они сказать не могут. Мало знают и понимают, но говорят, конечно (резво, складно, и много). Сраму (при этом), конечно, не имут.

          Ой, казала мені мати і приказувала

          В Израиле, передача вопросов сохранения национальной исторической памяти в руки многочисленных частных (Имени мине) институтов и центров изучения истории Восточноевропейского еврейства не есть вещь новая или особенная. Так у нас уже давно заведено – Яд Вашем опекает г-н Мирилашвили, например; международный скандал с Форумом Холокоста никого ничему не научил и не научит; те же специалисты, в 2016 г., подсунули Президенту Ривлину для зачтения в Раде доклад, где была предпринята попытка свести счеты с украинскими националистами, обвиненными в причастности к расстрелам в Бабьем Яру – тоже запахло скандалом, но Ривлин поспешно уехал на похороны Переса; те же специалисты из года в год устраивают хороводы у советского «памятника матросам» в Бабьем Яру (с участием израильских и украинских государственных деятелей) – все это по заведенному советскому образцу, все по заученному раз и на всегда сценарию.

          Для Украины появление Путинских «зеленых человечков» в качестве учредителей и организаторов Мемориального комплекса Холокоста «Бабий Яр» есть явление еще не усвоенное и до конца не осознанное. Письма протеста и обращение к властям предержащим вещь замечательная и необходимая, но вряд ли кому-то это поможет. К сотрудничеству с проектом привлечено уже много важных людей, и каждый из них уже имеет личный интерес, чтобы проект был осуществлен, и осуществлен успешно. (Недавно даже Кравчука удалось уговорить, [31]). Так что, у общественности шансов на успех мало. Или вообще никаких.

          Опытные организаторы Мемориального комплекса Холокоста «Бабий Яр» действуют хорошо и слажено – понимают, что без поддержки международного общественного мнения (и без финансовых вложений Евросоюза) им не обойтись, а потому срочно устанавливают и выстраивают связи с Европейским парламентом. А уж что должно быть сказано европейским лохам, организаторов МКХБЯ учить не надо. Как сообщает пресс-релиз о встрече Европейских парламентариев с представителями Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр»: «… директор Института истории Холокоста в Украине и Восточной Европе Андрей Руккас рассказал парламентариям о советской политике памяти касательно трагедии Бабьего Яра и того, как она изменилась с распадом СССР и обретением независимости Украины. «Нацисты убивали людей в Бабьем Яру, а Советский Союз убивал память об этих людях», – отметил он».

          Возможно, хороший человек Андрей Руккас и крупный специалист, но откуда он знает что-то: «о советской политике памяти касательно трагедии Бабьего Яра и того, как она изменилась с распадом СССР и обретением независимости Украины»?

          В Базовом нарративе, созданном Научным Советом Мемориала, об этом ничего нет (смотрите подробнее об этом в предыдущей главе). В Заявлении Наблюдательного совета Благотворительного фонда Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» от 6 мая 2020 г. торжественно сказано, что проект будет неуклонно следовать существующему нарративу:

          «Вместе с концепцией музея был разработан исторический нарратив, написанный авторитетными международными историками, широко обсуждавшийся представителями Украинской общественности. Ни концепция музея, ни исторический нарратив не менялись и не меняются в результате любых профессиональных назначений».

          В программах научных работ двух новых научно-исследовательских институтов, созданных в рамках проекта Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр, разработка истории советского Холокоста тоже не предусматривается. Зато еще раз подчеркивается определяющая роль базового нарратива: «вся дальнейшая работа над экспозицией будет базироваться исключительно на основе наработок ново-созданных институтов и базового исторического нарратива…».

          Так о чем же рассказывает представитель Мемориального центра Холокоста Европейским парламентариям? Что он знает о советской истории Бабьего Яра? О движении еврейского возрождения и его борьбе за сохранение памяти о Бабьем Яре? О том, что в этой борьбе рядом никого из сегодняшних радетелей не было – «Украiнський вiсник», который выходил в 70-е годы, никогда ни словом не обмолвился о том, что происходит в Бабьем Яру. (А «Хроника текущих событий», выходившая в Москве, печатала репортажи из Бабьего Яра непрерывно. Для историков, подыгрывающих Путинской концепции Второй мировой войны и Путинской истории Холокоста, нет и не было советского Холокоста. Но они вспоминают о чем-то таком, только когда начинают заигрывать с Европейским парламентом.

          Ситуация складывается, как в советском анекдоте про еврея в русской бане: «Слушай, Хаим, ты или крестик сними, или трусы надень. Все сразу – не получается!»

          Засвистали козаченьки в похід з полуночі

          На днях, 20.06.20, все доступные мне СМИ опубликовали (перепечатали) статью президента РФ Владимира Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим». Как когда-то великий Сталин учил нас правильно понимать вопросы языкознания, так сегодня президент Путин учит нас правильно понимать вопросы и тонкости истории. Цитирует прямо из первоисточников, из архивов труднодоступных (ему одному доступных). К помощи признанных авторитетов (которые в этих делах собаку съели, к Солонину, например) не прибегая. Теперь все «зеленые человечки», все меценаты и филантропы, все доценты с кандидатами (исторических наук) и просто скромные труженики (на стройках всяких там пирамид и прочих памятных мемориалов) будут изучать эту замечательную статью президента РФ Владимира Путина. Теперь-то они и сами усвоят, и других научат («братів незрячих, гречкосіїв») как понимать нам Великую Отечественную войну, и Холокост, и Бабий Яр, который является одним из символов Холокоста (евреев, ромов, пациентов психиатрической больницы, заложников, военнопленных, участников украинского национального и советского движений Сопротивления). А когда овладеют правильным пониманием истории, тогда и Европейских парламентариев правильным вещам научат (на очередной встрече представителей Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» с представителями Европейского парламента).

          Еще до ценных указаний президента Путина, украинская общественность (и не только служивые люди, занятые написанием исторического Нарратива) уже научилась некоторые вещи в упор не замечать, то, что не укладывается в правильную концепцию, игнорировать и с презрением отметать. Недавно произошел вот такой случай, который (не смотря на его ничтожность) достоин быть упомянутым.

          10 Мая 2020, порталом «Левый Берег» было опубликовано интервью его шеф-редактора Сони Кошкиной с новым художественным руководителем Мемориала Бабий Яр Ильей Хржановским, [34]. Очень длинное, подробное интервью, в котором скрупулезно разбираются многие аспекты Холокоста, вплоть до таких как – а «что чувствовали эти немецкие мальчики, которые расстреливали, они ведь тоже были людьми».

          Неожиданно, посреди всех этих забот и уверений, что Бабий Яр: «… это история про память и про то, как происходит работа с национальной памятью государства и общества»

          … вдруг посреди этого интервью появляются две фотографии Бабьего Яра, 1941 и 1961 гг. В подписи к фотографии 1941 г. указано, что это фотография немецкого военного фотографа Иоганнеса Хеле. Откуда взята фотография не указано. В подписи к фотографии 1961 г. да указано, что она взята из киевской еврейской газеты «Хадашот». Но зато, кем сделана фотография, почему-то не указано. А почему? Если шеф-редактор Соня Кошкина была на сайте газеты «Хадашот», если она сама отобрала нужные ей фото, – она не могла не заметить, что это моя фотография! Сделана мною в 1961 г. Опубликована мною в 2016 г., вместе с целым рядом других документов, отражающих судьбу Бабьего Яра в годы советского режима, в контексте борьбы Движения еврейского национального возрождения за сохранение памяти о Бабьем Яре. (Там, на сайте, все это подробно рассказано, именно этому и посвящена публикация).

          Но шеф-редактор Соня Кошкина ничего этого в упор не видит. Ей это просто без разницы. Или никто не рассказал ей, никто не научил ее, что это может быть, что это должно быть ей интересно! – Когда последний из узников Бабьего Яра отправился отбывать свой исправительный срок, Соня Кошкина (в девичестве Ксения Васильченко) еще не родилась! Откуда же ей знать о Движении еврейского национального возрождения и о узниках Бабьего Яра, осужденных еще до того, как она на свет появилась?

          «Замечательный историк Андрей Руккас» и «выдающийся историк Владислав Гриневич» (так это в интервью Сони Кошкиной с Хржановским определяется, которые соучаствовали в написании Нарратива, а теперь (в рамках проекта Мемориала) возглавляют самостоятельные научные институты, ничем помочь Соне не могли и не смогут. Потому что сами ничего об этом не знают. А Соня ведь у них учится, Соня с Хржановским на них ссылаются, как на учителей своих, наставников. Что ж тогда с Сони или с Хржановского спрашивать?

          Выше уже было сказано, что традиция не знать, не помнить, и в упор не видеть – давняя традиция. Не с Сони Кошкиной начинается. В 2011 г. еврейский журнал «Егупец» отказался печатать ранний вариант истории Бабьего Яра, где впервые упоминалось Движение еврейского национального возрождения В 2018 г. московский Фонд Холокост заблокировал эту статью, которую до этого у себя же опубликовал. Нарратив, подготовленный ученым советом во главе с Беркгофом, (нужно же считаться с запросами заказчика) – тоже забыл опубликовать фотографии, которые до этого запросил у меня в 2017 г. Международная известность Бабьего Яра, мемориальные комплексы Бабьего Яра, созданные и функционирующие в разных точках земного шара, (в Денвере, Нью Йорке, Сиднее и Мельбурне, тоже возникли не сами по себе, а в знак солидарности местных еврейских общин с деятельностью активистов еврейского национального возрождения, с их борьбой против советской власти за сохранение памяти о Бабьем Яре. Это тоже никогда и никак не возникало в сознании сегодняшних благодетелей и благотворителей Бабьего Яра.

          Вот так и живем. В свете ценных исторических замечаний, высказанных президентом Путиным в его последней статье, ждать изменения ситуации не приходится. Заморочить историю, конечно, можно. Но модифицировать ее, как файл в компьютере, уже нельзя – копии остаются, и даже могут быть восстановлены. Кто-нибудь когда-нибудь разберется с этим.

          Печатается с сокращениями.

          khpg.org

          Наверх

           
          Исаак Герцог: от коронавируса в разных странах диаспоры, кроме США и России, умерли 2200 евреев
          10.07.2020, Репатриация
          По всему Израилю начались закрытия
          10.07.2020, Израиль
          Посол США отметила подвиг албанцев в спасении евреев в Холокост
          10.07.2020, Холокост
          Израильская клиника вошла в десятку лучших в мире
          09.07.2020, Мир и Израиль
          Иммиграция в Израиль может резко возрасти из-за пандемии COVID-19
          09.07.2020, Репатриация
          ЕСПЧ отказался снимать иммунитет с экс-депутата Логвинского и обвинил НАБУ в нарушениях
          09.07.2020, Евреи и общество
          ЕСПЧ коммуницировал дело об убийстве Бориса Немцова
          09.07.2020, Евреи и общество
          Ривлин критикует действия правительства по борьбе с вирусом
          09.07.2020, Израиль
          Центральный совет евреев Германии отмечает 70-летие
          09.07.2020, Евреи и общество
          Израильские ученые разработали тест, выявляющий COVID-19 всего за полчаса
          08.07.2020, Израиль
          Все новости rss