Еврейская научная периодика в постсоветских государствах: итоги последних 30 лет
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
Новости региона Читальный зал
    Мировые новости Наша деятельность
    Комментарии и анализ
      Мониторинг ксенофобии Контакты
        Наиболее важные новости

          Комментарии и анализ

          Еврейская научная периодика в постсоветских государствах: итоги последних 30 лет

          Еврейская научная периодика в постсоветских государствах: итоги последних 30 лет

          27.07.2020, Наука

          Научная периодика в области иудаики в постсоветских государствах существует уже почти 30 лет, и в некоторых случаях – довольно успешно. В истории ее развития можно выделить четыре этапа: первая половина 1990‑х годов; конец 1990‑х–2000‑е гг.; первая половина 2010‑х гг., и с середины 2010‑х гг. по настоящее время. Состоявшийся в феврале 2013 года «круглый стол» редакторов еврейской научной периодики показал  востребованность этого жанра общественностью и научным сообществом, а также необходимость их независимого (от грантов,  капризов спонсоров и издательских домов) существования под эгидой университетов и исследовательских институтов. Что сегодня крайне непросто сделать в свете общих для постсоветских стран проблем кризиса гуманитарной науки, оттока кадров академической науки и вузов, «утечки мозгов» за рубеж, а также политических конфликтов на постсоветском пространстве. Тем не менее, нынешняя ситуация с еврейскими академическими журналами позволяет сохранять сформировавшуюся еще 1990-е годы систему еврейских исследований и преподавания еврейских дисциплин в высшей школе постоветских стран.

          В дискуссии о еврейской печати в постсоветских государствах, которая развернулась на сайте Института (статьи Велвла Чернина, и Зеева Ханина «Нужны ли в бывшем СССР еврейские издания: социологические аспекты», Euro‑Asian Jewish Policy Papers, No.34), коллеги не затронули один аспект – еврейская научная периодика. Хотя некоторые авторы, такие как С. Чарный, В. Мочалова, и другие, включая и автора этих строк,  уже начали подводить итоги развития еврейских исследований в постсоветский период, роли и месту научных журналов в становлении иудаики в России и постсоветских государствах уделяется мало внимания. А они существуют почти 30 лет, и в некоторых случаях ‑ довольно успешно. Ниже автор представит небольшое обозрение того, что происходило с еврейской (в том смысле, что журналы посвящены исключительно иудаике) научной периодикой в последние десятилетия. Этот обзор автор постарался сделать максимально объективным, хотя, не исключено, что отдельные личные оценки в тексте присутствуют – уже 10 лет автор сам принимает участие в редактировании еврейского научного журнала, и вообще, давно близок к академической сфере.

          Говоря о научных периодических изданиях, имеет смысл отметить два важных момента. Во‑первых, любой научный журнал – это, с одной стороны, срез состояния отрасли, а с другой, – формирование трендов в представляемой области исследований. И во‑вторых, если журнал создавался заново, не имея связи со старыми академическими изданиями советского периода, то за созданием каждого такого журнала стоит труд, иногда колоссальный, по поиску собственной ниши, выработке редакционной политики, добыче финансирования, организации работы редколлегии, и наконец, собственно редактированию присланных материалов. Сами же издания, любые, за весь тридцатилетний период, решали, таким образом, три задачи: определяли тенденции в еврейской науке на той или иной территории, предоставляли площадку для научной дискуссии и пытались собрать вокруг себя близких по духу исследователей.

          В развитии научной периодики по еврейским исследованиям после 1991 г. можно выделить четыре этапа.

          Этап 1: Первая половина 1990‑х годов 

          Первым и по времени, и по охвату тем, авторов и событий стал появившийся в 1992 г. «Вестник Еврейского университета в Москве». Его редакторы изначально заявили о том, что издание необходимо было превратить в «координирующий центр» постсоветской науки о еврействе. Журнал выходил регулярно, именно поэтому на долгое время стал единственной возможностью и опубликовать собственные труды по еврейской истории и культуре, и своеобразным окном в еврейскую науку. В 1998 г. «Вестник» приобретает новое название – «Вестник Еврейского университета: История. Культура. Цивилизация» и несколько меняет формат, чаще предлагая переводы работ израильских авторов.

          Изменения в редакции и редакционной политике были связаны с подключением к изданию журнала Еврейского университета в Иерусалиме и созданного в том же 1998 году Центра иудаики и еврейской цивилизации Института стран Азии и Африки Московского университета. С середины 2000‑х гг. «Вестник» стал выходить нерегулярно, а затем в 2011 г. его издание и вовсе прекратилось. История «Вестника» уже описывалась российским исследователем С. Чарным в 2009 году,  и добавить что‑то к этому, по‑видимому, пока невозможно. В любом случае, весь этот период 1992–2011 гг., «Вестник» представлял полную картину, происходившую в академической иудаике в русскоговорящем пространстве. Постепенно, по мере укрепления иудаики как самостоятельной научной отрасли, на постсоветской территории, стали появляться и другие академические издания.

          Этап 2: конец 1990‑х – 2000‑е гг.

          Пик появления еврейской научной периодики пришелся на конец 1990‑х и продолжался до 2‑й половины 2000‑х гг. Собственно, рубеж 1990‑х – 2000‑х гг. – период расцвета еврейской науки. Этому способствовали несколько существенных факторов: с одной стороны, активизация российско‑израильских отношений, в том числе и в области науки, а с другой стороны, энтузиазм исследователей, приток спонсорских денег и заинтересованность молодых (студентов, аспирантов) в изучении темы, а также общая атмосфера постоянно проводившихся конференций, школ, стажировок, иных образовательных проектов Центра научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер». Все это выгодно отличала иудаику от иных областей знания, связанных с каким‑либо регионом или страной – скажем, в индологии или арабистике такого бума не наблюдалось. 

          Деятелями еврейского движения была сформулирована теория, согласно которой в светском постсоветском обществе залогом возрождения еврейской общины должны были стать школы и университеты. Следует заметить, что эта теория до сих пор господствует в еврейском движении в постоветской России, и даже подтверждается эмпирическими материалами.  

          Логично, что в таких условиях росло и количество еврейских академических изданий. К тому же еврейские темы часто появлялись и в общих научных журналах – российских «Восток. Афро‑азиатские общества: история и современность», «Живая старина» и «Диаспоры», молдавском Revista de etnologie şi culturologie, а также в научно-популярных и художественных еврейских журналах (московском «Лехаим», киевском «Егупец» и т. д.). Это свидетельствовало об интересе к еврейской науке не только ученых, но широкой публики. Мало того, с этого же времени берет начало общая тенденция, имеющаяся, очевидно, и в настоящее время: это стремление вписать еврейскую историю и культуру в более широкий контекст исследований, в которых были заинтересованы и власти, и ученые, и общества в постсоветских государствах.

          Этот процесс, как можно заметить, захватил не только Россию, но и другие страны бывшего СССР, где в это же время появляются собственные еврейские академические издания. Так, в 1997 г. стал выходить сборник «Евреи Беларуси. История и культура». Было издано шесть книг (последняя по времени ‑ в 2001 г.), после чего издание прекратилось из‑за отсутствия финансовых средств. В 2002‑2004 гг. публицист и активист еврейского движения Я. З. Басин готовил сборники «Беларусь ў ХХ стагоддзі» (Беларусь в ХХ веке) а в 2007 г. совместно с белорусским историком И. Н. Кузнецовым издал три выпуска книг «Репрессивная политика советской власти в Беларуси». Большую часть этих двух серийных изданий Я. Басина занимала еврейская тема.

          В Украине, где еврейская наука испытывала в 1990‑х – 2000‑х гг. особый подъем, общий научный журнал по иудаике в тот момент так и не был создан: выходили только специальные научные периодические издания «Голокост і сучасність. Студії в Україні і світі», которое выпускалось Украинским центром изучения истории Холокоста (в 2005 г. вышел первый номер, следующий – в 2007 и с 2008 г. выходит регулярно по сей день), и «Проблеми історії Голокосту: український вимір», который издается Украинским институтом изучения Холокоста «Ткума» (первый номер появился в 2002 г.; к 2018 вышло восемь номеров и дайджест 2019 года на английском языке; редактор – И. Щупак).

          Особо следует сказать о сборнике / журнале «Тирош: Труды по иудаике», который стал выходить в 1998 г. по издательской программе Центра «Сэфер» (в 1997 г. выпущен как сборник материалов Первой молодежной конференции СНГ по иудаике). С 2018 г. «Тирош» печатается как полноценное академическое периодическое издание под названием «Тирош: Труды по иудаике, славистике и ориенталистике». Сборник изначально позиционировал себя как издание для молодежи, что отчасти и обеспечило ему успех. Вообще же, огромной заслугой его создателей стало то, что «Тирош» стал стартовой площадкой для многих (если не для большинства) исследователей, ныне работающих в области еврейской науки и изучения Ближнего Востока. Отмечу еще одну деталь, которая характеризовала «Тирош» с положительной стороны: молодежный сборник Центра «Сэфер» все эти годы выходил регулярно.

          Еще одна попытка создать полноценный научный журнал по иудаике была предпринята литовским Центром изучения культуры и истории евреев Восточной Европы, созданный в 2004 г. С 2006 г. Центр издал несколько номеров журнала Pinkas (выходил на английском языке), но в 2010 г., на третьем выпуске, издание было приостановлено.

          Трудности с выпуском академических журналов начались во второй половине 2000‑х гг. С уверенностью можно сказать, что эта была тенденция, характерная для всей Центральной и Восточной Европы: например, издание Центрально‑Европейского университета Jewish Studies at the CEU появлялось очень редко, хотя именовалось ежегодником; в 2008 г. прекращено издание израильского журнала Jews in Russia and Eastern Europe; «Вестник Еврейского университета», который продолжал оставаться основным академическим периодическим изданием для постсоветских государств, стал выходить нерегулярно. В Беларуси седьмой выпуск сборника «Евреи Беларуси. История и культура» так и не вышел, хотя материалы для этого номера были почти собраны, а издания Я. З. Басина после 2007 г. не выходили. После 2010 г. перестал издаваться Pinkas; более-менее регулярно выходили лишь упомянутые уже украинские журналы, освещающие различные аспекты истории Холокоста–‑ «Голокост і сучасність. Студії в Україні і світі» и «Проблеми історії Голокосту: український вимір».

          Этап 3: 1‑я половина 2010‑х гг.

          В итоге, те ученые, которые продолжали заниматься иудаикой, стали осознавать потребность в необходимости новых специальных изданий из области еврейской науки. В 2008 г. украинский искусствовед Е. А. Котляр стал редактировать специальные выпуски «Вестников Харьковской государственной академии дизайна и искусств» («Вісник Харківської державної академії дизайну і мистецтв»), в которых выходили материалы по еврейскому искусству. В 2010‑2011 гг. ему удалось выпустить номера, полностью посвященные еврейскому искусству в Украине. В 2009 г. в Биробиджане стал выходить сборника Mizreh. Jewish Studies in the Far East (редактор – Б. Котлерман) (мне известно о двух вышедших номерах в 2009 и 2011 гг., по‑видимому, больше выпусков не появилось). А в 2010 г. автору этих строк повезло создать ежегодник Tsaytshrift / Časopis(«Журнал», или «Временник», по аналогии с изданием на идише, готовившимся в 1926‑1931 гг. еврейским отделом / сектором Белорусской Академии наук); журнал существует до настоящего времени. Тенденция появления специальных научных журналов в 2010‑х гг. продолжалась: с 2011 в Молдове выходили «Сборники научных трудов Института иудаики» (в настоящий момент издание прекращено); в 2012 г. Киево‑Могилянская академия выпустила два номера журнала Judaica Ukarainica; в 2013 г. кафедра еврейской культуры Санкт‑Петербургского университета при поддержке Иерусалимского университета издала первый номер журнала «Judaica Petropolitana» («Петербургская иудаика»).

          В феврале 2013 года на ХХ международной конференции по иудаике в Москве Центр «Сэфер» и редколлегия ежегодника «Цайтшрифт» / «Часопiс» провели «круглый стол» редакторов еврейской научной периодики, попытавшись собрать все издания, касавшиеся еврейских тем и связанных с наукой на тот момент (присутствовали редакторы журналов «Вестник Еврейского университета» (Москва), «Вестник Харьковской государственной академии дизайна и искусств. Востоковедческие исследования» (Харьков), «Диаспоры» (Москва), «Живая старина» (Москва), «Народ Книги в мире книг» (Санкт‑Петербург), «Архив еврейской истории» (Москва), «Евроазиатский еврейский ежегодник» (Москва – Киев), Pinkаs (Вильнюс), Tsaytshrift/ Časopis (Вильнюс), а также шведского журнала «Центральная Азия и Кавказ», польского «Цвишн», «Иерусалимского альманаха» Д.‑Б. Керлера, сборников «Тирош», ежегодных сборников «Сэфера», серийных изданий — московского Judaica Rossica и петербургского «Труды по иудаике»). Это совещание редакторов доказало востребованность еврейской научной периодики, а также необходимость существования независимых академических изданий — независимых ни от грантов, ни от капризов спонсоров и издательских домов. Это означало, что подобные издания должны выпускаться академическими учреждениями (университетами, исследовательскими институтами).

          Этап 4: с середины 2010‑х гг.

          Прошло время, но востребованность научной периодики по иудаике оставалась несмотря на то, что сама еврейская наука испытывала кризис (украинский исследователь В. Лихачев в 2012 году вообще ставил вопрос о возможной «системной ошибке» в развитии иудаики. Причинами кризиса стали прежде всего общие для постсоветских стран проблемы: тупиковое состояние гуманитарной науки, которая оказалась невостребованной со стороны государства; это, в свою очередь, вело как ко внутреннему оттоку кадров академической науки и вузов в иные сферы (например, бизнес), так и «утечке мозгов» за границы постсоветской территории. Эти же процессы в иудаике усугублялись недостатком спонсорских денег, что особо сказалось после мирового экономического кризиса 2008 г. В. Лихачев указывал еще на одну проблему: незаинтересованность руководства общины в полноценном вовлечении молодых в общинную деятельность.

          Можно назвать еще один факт, который значительно повлиял на нынешнее состояние иудаики в постсоветских странах: международный кризис 2014 г. определенным образом обособил украинских исследователей от российских. Итогом этого стало существование двух центров иудаики (на постсоветской территории), мало связанных друг с другом – Россия и Украина, хотя до 2014 года контакты были достаточно активными (впрочем, это, скорее, личные ощущения автора, хотя вряд ли кто‑то станет наотрез отрицать влияние этих событий на состояние еврейских исследований в постсоветский период).

          Таким образом, с середины 2010‑х гг. та система научных институтов и изданий по иудаике, которая строилась с 1990‑х гг. частично осыпалась, в том числе и в силу политических причин. Однако при этом, как кажется, сохранение системы академической иудаики, созданной в постоветских государствах, поддерживают именно «толстые» (или не всегда толстые) ныне действующие еврейские научные журналы.

          Итак, на сегодняшний день имеется семь академических журналов, посвященных исключительно еврейской теме: «Тирош: Труды по иудаике, славистике и ориенталистике» (с 1997 г.) и созданный в 2018 г. Judaic-Slavic Journal(выпускается Центром «Сэфер») (в Москве), Judaica Petropolitana (Санкт‑Петербург), Judaica Ukarainica, «Голокост і сучасність. Студії в Україні і світі» и «Проблеми історії Голокосту: український вимір» (в Украине) и белорусский Tsaytshrift / Časopis (в Вильнюсе). Все они имеют Международный стандартный серийный номер (ISSN), присланные в редакции журналов материалы рецензируются; а российские и белорусско‑литовский Tsaytshrift / Časopis включены в различные научные базы данных. Кроме того, практически все журналы находятся в свободном доступе в Интернете. При наличии этих четырех показателей можно говорить о полноценном академическом журнале. (Доступность автор определил как один из основных показателей академического журнала, поскольку ученые в постсоветских странах не обременены финансированием, а значит следить за публикациями коллег проще при открытом доступе к информации.)

          Намеренно не упоминаю как показатель качества научного журнала (любого) вхождение его в базы данных Web ofScience (WoS) и SCOPUS: с самого начала эти базы были сделаны под естественные науки на Западе и извлечение коммерческой выгоды, а в постсоветской реальности превратились в показатель неумелого академического менеджмента, а кое-где даже в средство избавления от инакомыслящих в академической среде. (К сожалению, академическое и университетское руководство на всем постсоветском пространстве запамятовало, что у авторов из гуманитарной среды – в истории, политологии, филологии, востоковедных дисциплинах – всегда существовали свои показатели престижности публикаций, весьма далекие от WoS и SCOPUS).

          Оценивая результаты развития еврейской академической периодики, могу добавить (хотя это будет личное, но вполне обоснованное мнение автора этой статьи), что лучшими попытками создать еврейскую научную периодику стали московский «Вестник Еврейского университета», который был на тот момент единственным академическим журналом на русском языке и «Тирош», давший дорогу молодым исследователям; украинские «Вестник Харьковской государственной академии дизайна и искусств. Востоковедческие исследования» (выходил в 2008–2011 гг.) Е. Котляра и литовский Pinkаs, издававшийся на английском языке – языке современной науки; специалисты по истории Холокоста достаточно высоко оценивали украинские «Голокост і сучасність» и «Проблеми історії Голокосту: український вимір».

          Еще рано давать заключения и оценки в отношении московского Judaic-Slavic Journal – вышло пока два номера журнала. Питерский Judaica Petropolitana много материалов посвящает элитарным проблемам еврейской философии (впрочем, рецензия на 1‑й номер Judaica Petropolitana публиковалась редакцией Tsaytshrift / Časopis(т.9(4), с.208‑209)). Judaica Ukarainica стал журналом, способным объединить разрозненные силы украинских исследователей, и тем более это стало нужным после 2014 года. Но этот журнал – как и два других узкоспециализированных, посвященных Холокосту, сосредоточен главным образом на украинско‑еврейских проблемах во всем их разнообразии – все это сокращает и круг авторов, и разнообразие тем; вдобавок, на данный момент не все номера журнала Judaica Ukarainica имеются в свободном доступе. О белорусско‑литовском ежегоднике Tsaytshrift / Časopis автор пока скромно умолчит.

          В любом случае, имеет смысл повторить: нынешняя ситуация с еврейскими академическими журналами позволяет сохранять систему иудаки как науки и преподавания еврейских дисциплин в высшей школе, систему, которая сформировалась в 1990‑х гг. в постсоветских странах. Существующие научные журналы в области еврейских исследований отражают нынешнее состояние отрасли – сосредоточенность на актуальных для конкретного региона или конкретной академической институции проблемах.

          Коллега, с которым автор обсуждал некоторые выводы этой статьи, поставил резонный вопрос: есть ли какие-то перспективы или варианты развития сложившейся ситуации с еврейской научной периодикой?

          В данной статье намеренно не упомянуты серийные издания, вроде «Трудов по иудаике» Петербургского института иудаики, появившихся недавно «Трудов кафедры иудаики» (пока вышло две книги в 2015 и 2018 г.), материалов ежегодных конференций, проводившихся Центром «Сэфер», или сборников, выходивших по итогам конференций, проходивших в Киевском институте иудаики. Все они, а в особенности издания Центра «Сэфер», оказали огромное влияние на формирование академической среды, общинное просвещение, складывание еврейской идентичности (о последнем см. статью Баулиной и Ханина «Нееврейские сионисты»: опыт стран СНГ и Балтии» в ежегоднике ИЕАЕК Евреи Европы и Азии: состояние, наследие и перспективы за 5779- 2018/2019 год). И, наконец, стали своеобразным срезом развития постсоветской иудики в 1990‑х – 2010‑х гг. Однако автор ведет речь исключительно о «толстых» научных журналах, к идее создания которых, как можно понять из этой статьи, так или иначе, подошли многие исследователи примерно в одно и то же время – после в 2010‑х гг.

          Если характеризовать перспективы именно научных журналов, то ‑ это очевидно – без финансирования они не смогут существовать. В связи с этим есть несколько возможностей дальнейшего их финансового существования.

          Возможность 1. Финансирование со стороны крупных еврейских фондов. Этот путь пока работает, однако ситуация с финансами складывается так, что международные еврейские фонды‑грантодатели на данный момент любые научные публикации финансируют нечасто и неохотно.

          Возможность 2. Финансирование со стороны общины. Идея конца 1980‑х – начала 1990‑х гг. о превращении школ, университетов, научных (скорее, научно-организационных) учреждений в центры еврейских общин, продолжает существовать и, по‑видимому, будет работать еще некоторое время. Ее адептами являются большая часть деятелей еврейского движения постсоветского периода. Но академический журнал не станет тем центром, на котором может строиться общинная жизнь, а сами общины давать деньги на научные издания не будут, как по причине недостатка собственных средств (они сами во многом существуют на пожертвования спонсоров), так и по причине отсутствия отдачи от любых научных проектов: гуманитарная (и общественная) наука всегда убыточна и не дает никаких дивидендов и бонусов. То есть вариант второй, в общем‑то, тупиковый.

          Возможность 3. Финансирование со стороны университета или академического института. Научный журнал может выходить исключительно под крышей университета или академического института и при их финансировании. В ином случае обеспечено превращение научного издания в публицистическое или художественное. Это не плохо и не хорошо, это просто другой жанр. Цель научной периодики – представить результаты (промежуточные или итоговые) исследования таким образом, чтобы его приняло научное сообщество, отечественное (и все постсоветское) и зарубежное – другие исследователи иудаики, исследователи, работающие в смежных областях, Высшая аттестационная комиссия (без разницы какой страны), университетское начальство. Упомянутые же семь изданий эту цель пока вполне реализуют. То есть вариант третий – наиболее правильный, но в постсоветских реалиях финансирование издания со стороны государства / университета / академического института может прекратиться в любой момент.

          В итоге, со временем этих изданий, возможно, станет еще меньше. И две самые важные причины этого – отсутствие денег и общее нежелание постсоветских государств поддерживать еврейские исследования (на разных постсоветских территориях ситуация отличается, но общая тенденция одна). В любом случае, как бы не получилось дальше, все указанные в статье издания уже вписали себя в историю еврейской печати в постсоветских реалиях.

          Д-р Дмитрий Шевелев (Беларусь), доцент кафедры международных отношений Белорусского государственного университета, историк-международник, исследователь еврейских общин Восточной Европы и ближневосточного конфликта

          /institute.eajc.org

          Наверх

           
          Билл Гейтс назвал сроки окончания пандемии коронавируса
          11.08.2020, Евреи и общество
          В польском городе найдено 150 еврейских надгробий, изъятых нацистами с кладбища
          11.08.2020, Евреи и общество
          Ватикан чтит память канонизированной монахини еврейского происхождения, Терезы Бенедикты Креста, убитой в Аушвице
          11.08.2020, Холокост
          Завершен цикл фильмов Бориса Мафцира о Холокосте
          10.08.2020, Холокост
          Состояние Цукерберга превысило $100 млрд
          10.08.2020, Евреи и общество
          В Италии умерла выжившая в Холокост известная актриса
          10.08.2020, Холокост
          Единственная синагога Бейрута уцелела после взрыва
          08.08.2020, Евреи и общество
          Билл Гейтс заявил о существовании проблемы более смертоносной, чем пандемия коронавируса
          07.08.2020, Евреи и общество
          Раввин Адин Штейнзальц умер в возрасте 83 лет
          07.08.2020, Израиль
          Израильский журналист сообщил о создании вакцины от Covid-19
          07.08.2020, Наука
          Все новости rss