Холокост в Смиловичах (Белоруссия)
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
Новости региона Читальный зал
    Мировые новости
    Наша деятельность
    Комментарии и анализ
      Мониторинг ксенофобии Контакты
        Наиболее важные новости
          Программа «Толерантность — уроки Холокоста» | «Истоки толерантности» | Программа «Мемориализация мест массовых захоронений» | Программа «Развитие» | Программа «Солидарность с Израилем» | Программа «Духовное возрождение» | Программа «Диалог цивилизаций» | Программа «Мониторинг антисемитизма и ксенофобии» | Программа «Открытие Израиля»

          Холокост в Смиловичах (Белоруссия)

          Палонныя – з вачамі апантанымі –
          Крычаць ад страху:
          “Гітлеру капут!”,
          На іх руках крыві ірдзеюць плямы
          Жанчын, дзяцей,
          бяззбройных старыкоў.
          Мы не забудзем душагубкі, ямы –
          Яны ў памяці на тысячы вякоў…
          (П.Прануза)


          Цель нашей исследовательской работы: рассказать об одной из трагических страниц истории Великой Отечественной войны – общечеловеческой трагедии Холокоста.
          Для раскрытия темы мы поставили задачи:
          1. Используя краеведческий материал, в том числе литературу, архивные материалы, записи воспоминаний свидетелей, рассказать об уничтожении жителей еврейской национальности г.п.Смиловичи в годы Великой Отечественной войны.
          2. Показать, что Холокост – это общечеловеческая трагедия, и поэтому нужно делать все возможное, чтобы не допустить повторения Холокоста в отношениях к любому народу.
          В своей работе мы использовали следующие методы исследования:
          • общенаучные (наблюдение, сравнение, анализ);
          • специальные (биографический, историко – хронологический)
          • математические (визуализация, классификация данных)
          Много нашествий чужаков изведали наши древние Смиловичи за свою 500-летнюю историю. Много кровавых трагедий происходило здесь, на берегах Волмы. Но самая кровавая трагедия 14 октября 1941 года, на большой христианский праздник Покрова Пресвятой Богородицы, когда за один день было уничтожено более двух тысяч смиловчан и около ста граждан Франции и Германии, была самой страшной.

          Мария Степановна Гуровская (1922 г.р.) вспоминает:
          "В Смиловичах было много евреев. Все мы  дружно. Евреи занимались ремеслами. У многих были свои магазины или лавки, одни были портными, другие шили обувь. Помню, в Смиловичах была и синагога. В 1942 году меня вместе с другими жителями вывезли в Германию. О массовом расстреле евреев узнала, когда возвратилась домой. Просто ужас, что мы пережили. Очень хочу, чтобы больше этого не повторилось."

          Мария Александровна Слободер (1958 г.р.) вспоминает:
          Окончила Смиловичскую СШ, потом техникум по специальности ветфельдшер. Жила в Могилёвской области, потом в г.Марьина Горка, там вышла замуж, родила двоих детей (дочь и сына).
          «Моя мама, Римма Иосифовна Литвинова всё время жила в Смиловичах. 22 июня 1941г. её вместе с другими детьми отправили в пионерский лагерь где-то за Минском, а тут началась Великая Отечественная война. Маму вместе с другими детьми эвакуировали в г.Душанбе, а потом отправили в Сибирь. У мамы было три сестры, все они погибли в годы войны, а маму отыскала двоюродная сестра из Могилева. Римма Иосифовна окончила 7 классов в детском доме, потом педучилище. 35 лет работала в детском саду г.п.Смиловичи воспитателем. Здесь вышла замуж за моего отца Аранчука Александра Евгеньевича. Мама часто повторяла, что благодаря Всевышнему её не было в Смиловичах 14 октября 1941г., иначе её постигла бы участь 2000 односельчан.»

          Анатолий Иосифович Драпезо (1952 г.р.) вспоминает:
          «Я помню, когда ещё ходил в школу, потом учился в институте, как моя мать, Драпезо Регина Станиславона, рассказывала, что в тот день, когда расстреляли евреев в Смиловичах, у всех людей сердца обливались кровью. Все плакали. Было жутко и страшно. Особенно всех присутствующих (а расстреливали евреев на глазах односельчан) поразил один момент. Во время расстрела из ямы вылезла молодая девушка с бледным, окаменевшим от страха лицом. Она была ранена. Наверное от невыносимой боли её охватил шок. В таком состоянии она поднялась, расплела пышную черную косу и начала пальцами, как расческой, расчесывать волосы. Но тут же подбежал полицай и расстрелял её. Видеть такое было невыносимо».

          Галина Александровна Баранова (1940 г.р.) вспоминает:
          "Я войны, можно сказать, не помню. Раньше мои родители не очень любили об этом вспоминать. Моя мама рассказывала, что в Смиловичах было еврейское гетто. Оно находилось на улице Республиканской. Евреи, которые там находились, были изолированы от всего населения колючей проволокой. А когда расстреляли евреев, то несколько дней земля дышала, слышались стоны. В близлежащих колодцах вся вода была красная."

          Канапацкая Софья Мустафовна (1927 г.р.) вспоминает:
          "Евреев в Смиловичах было много. Жили они не только в центре поселка, но и за рекой. Помню еврея Нохима и его жену Эстру. Очень хорошие люди были. Все мы дружили. Жили мирно, в согласии.
          А еще помню еврея по фамилии Кауфман. У него была небольшая, если так можно сказать, ферма. Он держал коней и шил для них упряжь. Помню, как всех евреев согнали в гетто. Их держали за колючей проволокой и не выпускали. Потом отобрали 40 самых сильных парней и расстреляли. Даже и сегодня страшно об этом вспоминать."

          Воспоминания Елены Константиновны Богомоловой, девичья фамилия Пекарская (1924 – 2010):
          “Мне было 17 лет, когда началась Великая Отечественная война. На нашей улице, где я сейчас живу, было гетто, в котором держали всех евреев.
          В Смиловичах есть место, которое называют Соломянкой. Когда-то там столяло три дома, крытые соломой. Вот оттуда и пошло название этого места. Именно здесь полицаи вырыли большую яму, в которой расстреляли евреев.


          Іх вывелі дзевяць маіх беларусаў,
          Іх вывелі дзевяць яўрэяў маіх,
          Зямлі беларускай людзей сівавусых,
          Людзей непавінных, мне родных, блізкіх.

          Каманда: “Капайце, яўрэі, тут яму!”
          Яўрэі капаюць, не знаюць каму.
          І вырылі яму глыбей нетры самай
          Сабе па загаду магілу, турму.

          Загад людаедаў: “У яму, яўрэі.
          А вы, беларусы, быстрэй засыпаць!”
          А вокала свішчуць вятры – сухавеі
          І зверы трывожаць балотную гаць.

          Стаяць беларусы, яўрэі таксама
          Ні з места, пад ямай стаяць, як слупы.
          “- Ну што? За лапаты, лапцюжныя хамы,
          А вы, юды, у яму…”
          (Я.Купала)

          Был день, мы шли на работу, нас полицаи вели на войлочную фабрику. А в это время всех евреев вели на расстрел на Соломянку. Тогда у немцев служили фины, которые вместе с полицаями расстреливали евреев. А затем заставляли смиловчан закапывать ямы. Люди не хотели, очень переживали, плакали. Знаю, что только одному еврейскому парню удалось убежать с этого страшного места. Это был двоюродный юрат Гельфанда Сашки. Я его видела после войны в д.Петровинка. Больше никогда его не встречала.
          Помню, еще до войны в Смиловичах жили люди разных национальностей: евреи, русские, белорусы, татары. Все мы жили дружно, мирно. Учились, ходили в кино, катались на лодке. Был один еврей, который умел интересно рассказывать забавные истории, сочинять сказки. Вот мы и собирались у него, чтобы послушать. Нам было интересно."

          Воспоминания Галины Михайловны Гладковской (1937г.р.), девичья фамилия Яворская:
          “Моя мать, Яворская Стефанида Иосифовна, 1915г.р., рассказывала, что на нашей улице жили евреи, потом, когда их отправили в гетто, одна еврейка с дочерью спряталась и жила на улице Минской в доме на чердаке. Девочку звали Лариса. Мой отец, Яворский Михаил Григорьевич, 1911г.р., работал шофером на кожзаводе.
          Он поддерживал связь с партизанами. Кто-то узнал, что прячется еврейка и выдал немцам. И вот однажды к нам пришел немец и приказал отцу ехать с ним. Приехали на улицу Минскую. Немец вывел мать, а девочка (Лариса) начала плакать. Мой отец сам был из детского дома, поэтому ему стало жаль девочку и он упросил немца отдать девочку ему. К удивлению, немец согласился.
          Отец сказал матери: “Стефа, будешь ты ругаться или нет, но я хочу, чтобы Лариса осталась жить с нами”. В то время у нас уже своих детей было трое.
          Мать согласилась. Наверное, от большого переживания, от страха у девочки завелись вши в волосах и образовался колтун на голове. Ночью отец с матерью повезли Ларису к знахарке, которая с помощью заговора сняла колтун и постригла волосы Ларисе. Так Лариса осталась жить с нами.
          Однажды пришел полицай и сказал, что отец должен перевезти немцев в Минск. Отец сообщил об этом партизанам, сказал, что будет ехать в первой машине, а получилось так, что ему пришлось ехать во второй. По дороге завязалась перестрелка, отца ранило, и фашисты привезли его в Смиловичи, где был немецкий госпиталь. Там работала санитаркой женщина Анюта, которая рассказала маме, что отцу сделали укол и сразу отвезли в морг…Лариса каждый день бегала на его могилу."
          После войны девочка еще некоторое время жила у нас, ходила в школу. Но вскоре приехал её отец (он был военным и жил в г.Ярославле) и забрал Ларису с собой. Она не хотела уезжать, плакала. Потом писала письма. Через некоторое время переписка прекратилась. О дальнейшей судьбе её не известно.”


          Война такой вдавила след.
          И столько наземь положила,
          Что двадцать лет и семьдесят
          Живым не верится, что живы.

          А к мёртвым выправив билет,
          Всё едет кто-нибудь из близких,
          И время добавляет в списки
          Ещё кого-то, кого нет…
          И ставим, ставим обелиски.
          (Константин Симонов)

          Когда мы собирали материал, то узнали ещё об одной трагедии, которая происходила в нашем поселке на несколько месяцев раньше (в августе1941г.),
          и о которой не упоминается ни в одном из официальных документов, которые нам удалось изучить. И только благодаря воспоминаниям очевидца тех событий Александра Ивановича Холодинского, мы смогли узнать об этой трагедии. По его рассказу писатель Владимир Викторович Шуляковский написал произведение “Вещий сон отца художника”.
          У местного писателя Владимира Шуляковского есть произведение “Пророческий сон отца художника” (Приложение №1), где автор дает приписку: “Так растреливали людей в Смиловичах”. Конечно, это художественное произведение, которому свойственен вымысел. Родителей художника Сутина, про которых идет речь в рассказе, в Смиловичах в годы войны не было (они уехали со Смилович в 1928 году). Но в основе произведения лежат правдивые события, которые присходили в Смиловичах.
          “Хромая, старик миновал уцелевшие каменные закрпченные стены синагоги. Ступил на деревянный тротуар, но тут же сошел с него: новые власти не разрешали евреем ходить по тротуарам. Миновал площадь, повернул направо и потащился к пожарной, где немцы разместили полицию. Здесь уже была толпа – человек 200 мужчин разного возраста, в основном моложёжь с пилами и толпорами. Запрокинув головы, люди с ужасом вслушивались в клёкот аистов на вековых липах, посаженных ещё при помещике. Что им несет этот клёкот? Возле ворот главной аллеи парка, где размещался немецкий гарнизон, стоял полицейский с винтовкой. Из здания полиции вышел немецкий офицер и, похлопывая плёткой по блестящему сапогу, приказал всем строиться в шеренгу. Пошел вдоль и, махая пальцем, начал считать:
          - Айн, цвай, драй…- затем красноречивым жестом показал и гаркнул:
          - Ком!
          Четвертый в шеренге ступил шаг вперёд, а немец снова начал считать, отбирая каждого четвёртого…”

          Александр Иванович Холодинский – свидетель того, что происходило тогда, в августе 1941 г.,- вспоминает:
          “Нам, тогдашним мальчишкам, было лет по десять и мы видели, как каждого четвертого (а это человек 50 – 60) повели по улице Ляденской (теперь Советской) к Могилевскому шоссе, где был Бобров карьер, из которого брали песок для строительства дороги Минск – Могилев. Там ещё были евреи, которых охраняли фашисты. Всех людей там расстреляли. Вот, примерно, это место сегодня."

          Мне чудится, что я в могиле той
          Лежу убитый с детскими друзьями.
          Я с ними задыхаюсь под землёй,
          Захлёбываюсь кровью и слезами.
          И ужас сердце сжал в тиски,
          Тоска в груди, я не могу очнуться.
          Нет, это не вода в ручье журчит,
          А слезы жертв невинных льются.
          Вот так по-зверски расправлялись фашисты с евреями. Сердце каменеет, кога читаешь эти строки.
          Мы считаем, что на этом месте можно поставить памятник тем, кого расстреляли, а не ходить по людским костям. Одна у нас на всех планета
          И жизнь у нас - всего одна.
          Меня тревожит, если где-то
          Народам смерть несёт война.
          Зовём всех мирно жить на свете.
          Не для того нам жизнь дана,
          Чтоб умирали наши дети
          И разрушала все война.
          (Евгений Шиляков «Нам нужен мир»


          Заключение.
          Вспоминаются слова Э.Хемингуэя: «Когда фашизм уйдёт в прошлое, у него не будет истории, кроме истории кровавых убийств».
          Мы хорошо понимаем, что такое война. Мы не хотим убивать и не желаем быть убитыми. Мы против повторения Освенцима и Майданека, Треблинки и Бухенвальда. Мы против повторения Тростенца.
          Мы хотим, чтобы наша жизнь, жизнь наших детей, внуков и правнуков никогда не была омрачена военным лихолетьем.




          ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

          1. Я.Купала …Дзевяць асінавых колляў; “Настаўніцкая газета”, 2007 г
          2. Прануза П. “Разгневаная зямля”; Дзяржаўнае выдавецтва БССР, Мн:1946
          3. Інтэрнэт-сайт
          4. Беларусь шматнацыянальная Мн: “Рыфтур”, 2005
          5. Шуляковский В. Вещий сон отца художника. Советская Беларусь сегодня, №147, 2005г
          6. Ярашевіч І. Ягада жыцця, Мн: УП выдавецтва “Народная кніга“, 2005
          7. Гісторыка-дакументальныя хронікі гарадоў і раёнаў Беларусі “Памяць” Мн: Белта, 2000



          Авторы работы: Абрамович Евгений и Чернушевич Анастасия, учащиеся 10 класса, Смиловичи, Белоруссия

          Руководители: Драпезо Людмила Вацлавовна и Жигалко Светлана Тадеушевна.



           
          Кирк Дуглас оставил 50 миллионов фунтов стерлингов на благотворительность
          24.02.2020, Культура
          Площади перед посольством России в Праге присвоили имя Немцова
          24.02.2020
          Музей Холокоста в Буэнос-Айресе представляет первые голограммы выживших во время Холокоста на испанском языке
          24.02.2020, Холокост
          Силы ЦАХАЛ атакуют «Исламский джихад»
          24.02.2020, Мир и Израиль
          На карнавале в Бельгии участники издевались над евреями
          24.02.2020, Антисемитизм
          Музей Аушвиц потребовал у Amazon прекратить продажу антисемитских книг
          24.02.2020, Антисемитизм
          Территория Израиля подверглась обстрелу из Газы: «Цева адом» в Ашкелоне, Сдероте и Эшколе
          23.02.2020, Мир и Израиль
          Израиль занял шестую строку в рейтинге самых инновационных экономик мира
          21.02.2020, Мир и Израиль
          Израиль назван самой милитаризованной страной мира
          21.02.2020
          В Музее еврейского наследия прозвучат песни из коллекции Береговского, хранящейся в Национальной библиотеке Украины
          20.02.2020, Культура
          Все новости rss